Скрытый город

Не все тайное становится явным

Киски у девочек

Stulchik — Эротические рассказы — Подростки

1 …121 122 123 124125 126 127 …1046

При транспортировке больного выполняются первичные реанимационные мероприятия.

Коровин, Неотложная помощь

Проснулся Денис от стука в дверь и Танькиного весёлого крика: — Вставай, соня, на речку пора! Денис мигом проснулся. Солнце било в окно, Бен, как обычно по утрам, бессмысленно торчал, и спать совсем не хотелось. Сколько же он спал? Он вспомнил, что было вчера и позавчера, вспомнил, что ждёт его на речке, и мгновенно вскочил. — Сейчас! — закричал он и торопливо стал натягивать штаны. — Я быстро, — бросил он Тане и побежал умываться. В бешеном темпе он почистил зубы, слопал два яйца, запил молоком, бросился к двери, вернулся, похлебал воды из ковша и выбежал из дома. Девчонки стояли на дороге, Лена, как обычно, несколько в стороне, опять с травинкой, на Ирке была смешная красная кепочка с длинным козырьком, а Таня, как не странно, была в платье. Она была вроде даже не похожа на себя, она выглядела как-то взрослее и строже, вроде как даже и не Таня. У Дениса вновь появилось странное ощущение, будто всё, что было вчера, ему только показалось. И позавчера тоже. Неужели это чудо позволило ему делать такое с собой? Они направились к речке. Лена постоянно отбегала в сторону, рвала цветы на обочине, и была хороша с букетиком… А вот сейчас они придут на речку и она разденется… Ирка шла, беззаботно размахивая руками, а Таня была весела и спокойна. Нет, ну как же такое могло всё-таки быть? — Слушай, — сказала вдруг Ирка, — а что ты делаешь, если вдруг у тебя прямо на улице встанет? Денис снова обомлел от Иркиной наглости. Он только пожал плечами. Танька хихикнула. — Ну скажи! — приставала Ирка. — Правда, интересно! — добавила Таня. Ну вот ещё! Таня хихикнула ещё раз, затем обогнала их, задрала себе платье, игриво оглянулась и помотала изящной попкой. Вот удивительно, Денис уже видел их всех и вовсе без платья, но почему-то, когда все одеты, даже просто внезапно обнажённые ноги вызывают очень сильное впечатление. Короче, Бен мгновенно напрягся, и идти стало неудобно. А Таня всё шла впереди с задранной юбкой, в беленьких трусиках, повиливая задом. — А ты трусы сними, — посоветовала Ирка. Таня оглянулась по сторонам, остановилась, и действительно стащила с себя трусы, запихав их в карман платья. Она отбежала вперёд, снова подняла подол до пояса, и несколько раз прокрутилась вокруг себя прямо на ходу, совершенно не потеряв при этом взрослого и строгого вида. Денис не выдержал, сунул руку в карман, и перевёл Бена на 12 часов. — Ага! — сказала Ирка, которая, оказывается всё это время следила за ним. Таня тут же остановилась и обернулась, бросив подол. — Он его вертикально ставит! — объявила Ирка. Денису эти шутки совсем не нравились, но и сказать было нечего. Когда они подошли к речке, и Денис внимательно уставился на девчонок (будут они раздеваться?) Ирка вдруг сказала: — Подождите, пусть ОН нас разденет! Наступило недолгое молчание. — А я сама могу, — сказала Лена, обиженно надув губки, но Ирка только цыкнула на неё, и Лена замолкла. — Сейчас, — сказала Таня, — только трусы надену. Денис удивился, зачем же их надевать, когда всё равно надо будет снимать? Но идея сама по себе классная, он же ещё никогда никого не раздевал, хотя часто представлял себе это в мечтах. несмотря на то, что никогда не получалось вообразить себе весь процесс полностью, с начала до конца. Девчонки стояли, выжидательно глядя на Дениса, а он не мог выбрать, с кого начать. — Ну, — спросил он бодро, — кто первый? — Давай меня, — сказала Ира и сделала шаг вперёд. Денис подошёл к ней, присел на корточки, и рассмотрел застёжку на шортах. Так, простая пуговица. Он расстегнул её (Ирка хихикнула), и потянул шорты вниз. Снимались они туго, бёдра у Ирки были что надо. Под шортами были трусики, и Денис также неуклюже снял и их, внимательно смотря на то, что открылось перед его глазами в двадцати сантиметрах от него. Он погладил обеими руками Иркины бёдра, и отсел подальше, посмотреть, что получилось. Он часто представлял себе девочек только в футболке, и без трусов. Это действительно было эротично, привлекало внимание к низу, и девчонка выглядела не то чтобы голой, а без трусов — Что, всё? — спросила Ирка удивлённо. — Ага, — сказал Денис, — походи пока так. Нереальность происходящего заставляла его постоянно опасаться, что вот, вдруг всё это возьмет и как-то рассеется, дыхание его было каким-то несвободным, как будто он только что бегал. Он повернулся к Тане. Она улыбалась и переминалась с ноги на ногу. Денис зашёл ей за спину, быстро расстегнул пуговицы на спине, потом задумался и вдруг почувствовал, что Ирка обхватила его сзади за бока и расстёгивает ему штаны. — Ты чего? — удивился он. — Ну тебе же так неудобно, и всё равно ты будешь купаться, правда? Денис одной рукой обнял Таню за талию (такая тоненькая!) а другую медленно, не торопясь положил ей на пишку. Ирка тем временем высвободила Бена и стала усердно водить по нему рукой взад-вперёд, прижавшись одновременно своим животом к голой Денискиной попе. Блаженное ощущение. Денис присел на корточки, Ирка не отпускала его, и он ощущал своим животом её елозящее предплечье. Он никогда не занимался Этим сидя на корточках, напротив, он обычно старался выпрямиться и напрячься, и непривычность ощущений удивил а его. Он взялся за подол Таниного платья, и, вставая (а Ирка всё трудилась), закинул его Тане на голову. Таня хихикнула. Денис дрожащими руками стянул с неё трусики до колен, и там и оставил, со словами: — Постой пока так. Таня хихикнула из-под платья ещё раз. Они развлекались и веселились, и Денис постепенно проникся этим настроением, хотя и не до конца. Он священнодействовал, он претворял в жизнь свою мечту, дикую до безумия, невозможную. Он часто представлял себе девочек в том положении, в котором сейчас находилась Таня, и ни разу они не оказывались в нём добровольно. А вот и Леночка, тоненькая Леночка, Денис снял с неё трусы, погладил под платьем со всех сторон (Ирка всё трудилась), неуклюже стащил с неё платье через голову… и остановился посмотреть. Таня честно стояла с подолом на голове, Лена, покрасневшая смотрел а в сторону, старательно пытаясь сохранить безучастное выражение лица. Денис повернулся к Ире, для чего ей пришлось бросить Бена (это было ужасно!). Ира тоже была хороша. Денис вертел головой, зажав Бена в кулак, Таня, Ира, Лена… Мастурбировать он стеснялся. — Ладно, — сказала Ирка и стянула с себя футболку (Ах!), — купаться будем. Таня тоже вылезла из платья, бросила трусы и вслед за Леной и Ирой полезла в воду. Денис остался один на берегу со спущенными штанами. Неудержимо хотелось трахаться. Ладно, — подумал он — подождём немного. Действительно, они ведь только пришли. Он разделся, плюхнулся в воду, сначала он смотрел на девчонок, но пока они плавали, из воды торчала только голова, и смотреть было особенно не на что. Вот они сейчас вылезут. Он вышел из воды и, удерживая беспокойное дыхание, лёг на спину. Эрекция утихла.

Он закрыл глаза. Расслабиться не удавалось, он ловил звуки в ожидании того, что вот девчонки выйдут и улягутся животиками кверху… Еле дождался. Они вышли, обменялись репликами, устроились… Денис открыл глаза. Ах, неудача. Таня с Ирой лежали попами вверх, это было красиво, и в другой ситуации Денис обрадовался бы и такому зрелищу, но он уже настроился… Лена лежала на спине. Денис подошёл и встал перед ней, рассматривая. Тоненькая, гладенькая… Лена открыла глаза, увидела, что Денис на неё смотрит, и поджав губы, перевернулась на живот. Вот блин! Денис сел рядом с ней, погладил по попке, Лена недовольно дёрнулась, но ничего не сказала, видимо вспомнив о наказе сестры. Денис просунул руку ей сзади между ног, и с восторгом нащупал девочкину пишку. То есть восторг был довольно условный, ничего толков ого он при таком давлении со сторон не нащупал… Он набрался смелости и сказал, стараясь говорить спокойно: — Перевернись на спину. Лена иронично хмыкнула и не двинулась. — Давай-давай, делай, что говорят, — прикрикнула на неё Ирка, не поднимая головы. Лена недовольно перевернулась. На её тело налип песок, и это придавало ей прелести, но, как убедился Денис, мешало рукам ощущать кожу. Денис старательно, оглаживая Лену по всем местам, стряхнул с неё песок, и Лене, кажется, это понравилось. Денис обнаружил, что Таня, положив голову набок смотрит на его манипуляции, но никак не стал реагировать. Ей же было интересно, вот пусть и смотрит. Денис стал гладить обеими руками Ленин у пишку, Лена беспокойно жевала маленькие губки, но молчала. Денис всё никак не решался. — У нас как, — спросил он наконец хрипло, — договорённость сохраняется? Наступило недолгое молчание, затем Ирка, так же не поворачиваясь, заявила со скрытой угрозой: — Пусть только попробует не сохраниться. Денис с удовольствием отметил, что при этих словах Лена покраснела. Он с некоторым облегчением, но и с некоторой опаской разложил Ленкины ножки в стороны, и взвалился на неё. — Уй! — сказала Лена, когда он неудобно повернулся, чтобы просунуть под себя руку, а Ирка при этом звуке села на пятки и поправила волосы, глядя на Дениса. Денис так же, как и вчера с Таней, нащупал членом маленькую дырочку, меньше, чем у Тани, и с некоторым трудом… (Лена опять ойкнула) пропихнул! А-а-а-ах, замечательно! Он просунул обе руки под её попку и начал… Посмотрев в сторону, он обнаружил, что и Ира и Таня смотрят на него, его это почему-то смущало, и он отвернулся. Потом подумал и повернулся обратно, они, правда, сидели, но всё равно были хороши. Лена под ним постанывала и попискивала, не трогая его рукам и, коленки её подёргивались, когда он особенно глубоко проталкивал Бена. Можно, конечно, попытаться описать ощущения маленького тела в руках, но никак не описать чувство Бена в узенькой Лениной пишке. Он трахал замечательную маленькую Леночку, мамину дочку, обстоятельно и стараясь не торопиться, хотя его тело не слушало доводов разума, что лучше бы всё прочувствовать. Да Денис и не думал больше об этом, он весь отдался процессу, подробному ощущению, как он ТРАХАЕТ ДЕВЧОНКУ! Взглянув на Лену с Ирой, он увидел, что они занялись Этим, но не каждая с собой, а каждая с другой. И обе они смотрели со странным выражением лиц на то, как он подминает под себя Лену. Денис в другое время непременно обдумал бы открывшуюся его глазами картину, но был занят. Весь он был на кончике Бена. Лена прямо визжала (негромко, правда, но протяжно) и двигала тазом, прямо пишкой навстречу Денису. И где это только они научились? И вновь подступило щекочущее чувство в пояснице, и… Обычно, перед тем, как кончить, Денис ускорял движения, а сейчас это было недоступно. То есть, наверное, он мог, но при каждом движении так млел, что не мог регулировать скорость. Он всё собирался, собирался, собирался кончить, и… кончил! На этот раз он не смог сдержать стон а, и весь обмяк прямо на Лене. Она замерла, потом сказала: — Блин! — спихнула с себя Дениса и быстрыми сильными нервными движениями стала тереть себе пишку. Денис ощутил нечто вроде чувства вины, хотя по большому счёту ему было всё равно. Лена запрокинула голову, вся напряглась своей тоненькой фигуркой, замерла, длинно выдохнула и расслабилась. Кончила, в общем. Денис с удивлением обнаружил, что девчонки смотрели на Лену с жадностью, и даже он мог прочесть на их лицах желание ТОГО ЖЕ! Он улыбнулся Тане, она ответила ему, как-то напряжённо, с завистью, что ли… Ой как хорошо, порадовался Денис, что не занимался Этим вчера вечером. Этак он и Иру тоже… Чуть позже. Сейчас, разумеется, ему уже ничего не хотелось. Он просто был очень, очень доволен, и ощущал себя хозяином ситуации. Это ж надо! Они все ХОТЯТ! И он будет их ебать, ебать, ебать… Он пошёл окунулся, разлёгся на песке, ему было хорошо. Девчонки в стороне о чём-то шептались, солнце светило сквозь закрытые веки, Денис повернулся на бок и, кажется, чуть-чуть поспал. Он открыл глаза, огляделся, с удовольствием обнаружил, что ничего не изменилось, и сел. — Слушай, — сказала Ирка, — а сколько раз за день ты можешь кончить? Всё-таки удивительно наглая девчонка. Так прямо, в лоб… Денис застеснялся. — Ну, — протянул он, — несколько раз. Может её тоже так же нагло спросить? — В зависимости от настроения, — нашёлся он, — А ты скажи, как получилось, что вы все того… — Что того? — удивилась Таня. — Ну… не целки, — с усилием произнёс Денис. — А… — Ирка растянулась на песке заложив руки за голову (Вот блин!). Вступила Таня: — А Ире в детстве при исследовании порвали. У неё даже справка есть. — Ну да, — продолжила Ирка, — а потом я попробовала туда палец засунуть. Понравилось. Потом у матери книги нашла. — А у неё мама — врач, как раз по этому делу, — пояснила Таня. Денис не понял, что такое по этому делу, но в принципе ясно. — Ну и… А когда приехала сюда пару лет назад, то оказалось, что Таня тоже любительница, только сверху. — Это как сверху? — Денис уже совсем ничего не понимал. — А вот так, — и Ирка потеребила пальцем свою пишку, как это делала Таня, когда Денис за ней подглядывал. — А что, — удивился Денис, — можно и так и так? — Ну да… — Но по-разному немного получается, — добавила Таня. Нет, Денис никогда этого не поймёт. — И ещё грудь приятно, — мечтательно произнесла Таня. — Ну вот, — перебила её Ирка, — ну я ей рассказала, и мы ей того… порвали. А потом Ленка нас засекла. И тоже причастилась. — А вы когда-нибудь трахались? — Денис осмелел, но всё-таки произнёс вы трахались а не вас трахали. — Ну Ирка только, — быстро сказала Таня, а Ирка посмотрела на неё недовольно. — А как это было? — Денис не мог сдержать возбуждения. — Ну, — Ирка перевернулась на живот, — в прошлом году в пионерлагере (и что они все в лагере? Похоже, Денис в своих лагерях что-то упускал…). Уже последний день смены, всех увозят, автобусов только два. То есть малышей увезли, привезли других, ждать долго, пошли мы с девчонками искупаться, а купальники уже в чемоданах… Она помолчала. — Ну, короче, купались мы, купались, потом девчонки ушли, а я что-то задержалась. Выхожу на берег, а платья нет. И трусов нет. Ничего нет. Стою голая, как дура, и идти не могу, и делать что не знаю… Думаю, может девчонки пошутили… И вдруг из кустов голос: Хочешь обратно платье получить?. Ну, я руками прикрылась, киваю, а из кустов выходят два парня, ну, может, на два года старше. Чем я тогда была. Ну, я соображаю, что они всё это время в кустах сидели. А кусты от речки — вот как отсюда до того дерева (то есть метра четыре). Ирка вздохнула. У Дениса Бен уже торчал. — А много вас было? — Да человек семь-восемь. Вот это да! Сидеть и смотреть прямо рядом на восемь голых девчонок! Вот здорово! Денис вперился в Ирку. И она там прямо так ходила и валялась. Он словно забыл, что она и сейчас лежит голышом на глазах у него, парня. — И вот выходят они и говорят, мы, говорят, тебе всё отдадим, только ты нас немножко развлечёшь. А я ещё не понимаю, говорю а как?. А, — говорят, — посмотрим, пощупаем, и посуём тебе кое-что кое куда. Всего-то дел на полчаса. Видно, что им тоже не по себе, но одежда-то у них… Ну, я, в общем, к тому времени чего только себе не совала, не страшно, думаю. Заставили они меня голышом покрутиться, полапали, а потом и выебли каждый по разу. Вертели, как обезьяну. Денис снова поёжился от матерного слова в устах девчонки, но на сей раз это его даже возбудило. Это здорово. Это классно. Это они вот эту самую Ирку, прямо в вот эту самую дырочку. Денис прямо весь иззавидовался. Вот так вот трахнуть, и уйти. Ой, как ему захотелось сделать с ней то же самое. Как они. И вертеть её как обезьяну. А она чтобы всё терпела, чтобы одежду вернуть. — А ты не пожаловалась? — Да ты что? Чтобы меня же потом и опозорили? Да я их и не знала. Может, это вообще местные были. — А Ленка? — Что Ленка? — А она когда-нибудь… — Ха-ха! Знаешь, какая она стеснительная! Ветром на улице юбку задерёт — уже трагедия! Денис удивился. Это после всего-то стеснительная? — А как же… — начал он тупо и задумался. — Как она тебе дала? — насмешливо спросила Ирка, — да она прямо вся обкончалась, когда ты приехал, у окна стояла и кончала! Вот оно как… Денису это польстило, но и смутился он… Нужно ли ему теперь как-то по-другому себя вести с ней? Он краем глаза взглянул на Лену, и увидел, что она вся красная как помидор. Надо же… Ирка то вроде совершенно бесстыдная… — А тебе, — спросил он, — не стыдно было, когда они тебя?… — Ещё как стыдно! А что сделаешь?.. Самому-то, когда пытали, не стыдно было? Денис смутился. — А тебе, когда пытали? Ирка посмотрела на него испытующе. — А ты не видел? Я ещё думала, не послать ли всё это… У Дениса по груди пробежал холодок, это значит, он мог запросто лишиться всех своих недавних удач! И это значит, что пока он нагло лапал Ирку, она стояла и стеснялась… Ух! — Сегодня-то играть будем? — спросила Ирка. — Лень, — ответила Таня. — А что будем делать? Денис подумал, а что, действительно делать? Тут присутствуют три голые девчонки, их надо трахать, главное, хочется… Он посмотрел на Ирку. Вот её. Гладенькая, беленькая, голенькая, так и просится… — Можно поиграть в оживление мертвеца, — сказала Таня. Надо же, запомнила, красивая! Ну уж Денис её пооживляет… Правда, как-то странно, суть-то была в том, чтобы постепенно залезать девчонке в трусы, до тех пор пока стыд не пересилит (а может и не пересилить) желание выиграть. А тут они все без трусов уже… А впрочем… — А что за игра? — спросила Ира. Таня довольно толково объяснила. — Только, — добавил Денис, — нельзя делать больно и щекотать руками. Труп имеет право говорить, если ему что-то не так, на ногу там наступили или что, и переложить поудобнее руки, если это не мешает врачу. — А кто будет первым трупом? — спросила Ирка. Постановили собрать четыре камешка в кепку, три белых и один чёрный, и кто вытянет чёрныё, тот и будет мертвецом. Денису очень хотелось, чтобы это была Ира, он надеялся, был почти уверен, что трахнет её во время игры, только как это подстроить? Он нашёл один лишний белый камень, незаметно бросил в кепку, а чёрный зажал сквозь ткань рукой. Лена и Таня вытянули, естественно, по белому. Затем Денис быстро, во избежание возражений, сунул руку в кепку сам, и вытащил, естественно, белый камень и одновременно поменял местами оставшиеся. Перевернув кепку, он демонстративно вытряхнул черный камушек на песок и посмотрел на Иру. Деланно вздохнув, она спросила: — Ну как ложиться-то? Денис хотел сказать на спину, но поправился: — Как трупы лежат. Он почему-то смотрел на голых девчонок почти спокойно, хотя и с удовольствием, Бен едва поднимал голову, но при мысли о том, что вот сейчас он будет оживлять голую Ирку, ему вновь захотелось трахаться, а Бен несколько обеспокоился. Ирка улеглась действительно как труп, с прямыми вытянутыми ногами, руки вдоль тела, и закрыла глаза. Денис присел на песок рядом с ней, а девчонки сели с другой стороны. Он оглядел её всю с ног до головы, с торчащими грудками, нежными и трогательными. Денис потрогал. Он уже забыл, какова Иркина грудь на ощупь, она оказалась твёрже, чем ему помнилось, а соски были мягче. Он провёл несколько раз пальцем вокруг сосков и с удивлением почувствовал, что они становятся тверже, как-то съёживаются прямо под его пальцами, он понял, что ему вовсе не казалось, когда он на чердаке держал Таню за грудь. Это было что-то вроде эрекции, хотя он не знал, как это такое может быть. Он погладил Иру по животу, по бёдрам, по пишке, лицо её расслабилось, появилось отсутствующее выражение, которое он уже видел, когда Ирка стояла у столба. Дыхание участилось, пальцы сжались в кулачки… Она ждала, когда Денис схватит её за пишку, и будет… Чёрт его знает, как это назвать. Пусть так и будет Это. Ясно было, что смысл должен быть тот же, что и у разбойничьей пытки, только она (Ирка) должна сама позаботиться, чтобы не шевелиться. Денис делал вид, поглаживая Ирку по животику и слегка проводя по пишке, что вот сейчас он Это сделает, но не делал. Ирке уже было невтерпёж, и когда Денис провёл обеими руками по нежной Иркиной груди и по твёрдым соскам, Таня неожиданно взяла и слегка ткнула пальцем Ирке прямо Туда! Ирка от неожиданности задохнулась, а Таня, спокойно и озорно усмехаясь, убрала руку. Ленка смотрела на всё это так же озорно и вдобавок любопытно. Через некоторое время Таня опять потрогала Ирку Там, и опять с тем же эффектом, Денис тоже стал так делать, заражаясь Иркиным настроением, но постепенно эта процедура потеряла эффективность. Тогда Таня, а вслед за ней и Денис стали тереть Ирку между пишкиными губами, а Ленка пощипывала и поглаживала Иркины соски. Та заводилась всё больше и больше, но мужественно не двигалась, хотя временами по её телу проходила дрожь. Денис наконец сообразил, что между ног у девчонок увлажняется от возбуждения. Таня опять, так же как тогда, у столба, просунула палец, а потом сразу два Ирке в пишку, Денис мог рассмотреть это в подробностях. Выглядело это, конечно, странно, но Денис уже приобрёл некоторый опыт. Он отвёл Танину руку, и просунул (со второй попытки) свой палец. Внутри было тепло, влажно, и неожиданно тесно. И как, интересно, туда должен пролезать Денисов Бен? Интересно было бы попробовать пальцем Таню или Лену. Денис решился. Он взял одну Иркину ногу за колено, и отвёл её далеко в сторону. Затем другую. Таня смотрела на него испытующе. Ирка лежала закрыв глаза, с далеко раздвинутыми ногами и тяжело дышала. Денис смотрел на неё. Иркиной пишки в этом ракурсе он ещё не видел. Бен его больше не мог, однако, ждать. Денис страшно боялся, что вдруг Ирка не захочет, и встанет, и скажет что, мол, фиг… Он не стал на неё ложиться, а опираясь на руку, встал на колени между Иркиными ногами, и, уже зная, где у Ирки дырочка (Ирка-дырка!), почти сразу пропихнул Бенову голову внутрь. Ура! Ирка не протестовала, она протяжно вдохнула и явно затащилась. А уж что было с Денисом! Он так же, как делал с Таней, взял Ирку за попу, она была побольше и помягче, и, если честно, поприятнее на ощупь, пишка внутри оказалась всё же не такой тугой, как у Лены, но как-то более… ощутительной, что ли. Если бы он сегодня трахал Ирку первой, то кончил бы сразу. Каждое движение вызывало такой прилив чувств, что Денис даже не пытался представлять себе, как собирался, что трахает её в обмен на одежду. Он бы её ещё покрутил, как обезьяну, да только не знал, как это делается, и несколько позиций сношения были известны ему только теоретически. — Только кончать в меня нельзя! — сказала вдруг Ирка. Денис от неожиданности остановился, а Бен мгновенно стал поникать. — Это как? — Ну нельзя! — сказала Ирка совершенно трезвым голосом. — А куда? — Ну вон Ленка. Как почувствуешь, что собираешься, так сразу вылезай и в неё. Сможешь? Ещё бы. Успевает же он подставить что-нибудь под Бен всякий раз, когда занимается Этим в комнате, а то всё давно было бы в пятнах. — Не беспокойся, всё сделаю. Если хочешь, даже заранее вылезу. А это уже хорошая идея. Сначала потрахать одну, а потом тут же другую. Бен снова затвердел, Ирка успокоилась (успокоилась! хе-хе…), и Денис продолжил. Необходимость следить за своим состоянием несколько обламывала кайф, но предвкушение, как он сначала будет трахать Ирку, а потом сразу же её младшую сестру, вполне компенсировало это неудобство. Тело у Ирки было, конечно, замечательным. Все ощущения от него были очень… женственными. И грудь её, и живот, и всё то, за что Денис хватался руками, и дыхание, и прикосновение щеки… Денис уже забыл, что он играет в игру. Ирка, похоже, забыла тоже, по тому что в какой-то момент раздвинула колени ещё шире, и стала удивительно приятно для Дениса двигать тазом вверх-вниз, подставляя ему свою дырочку, мышцы на попе при этом напрягались, и было здорово, точнее было бы здорово, если бы Таня с Леной одновременно не закричали: — Ожила! Ожила! Денис не сразу понял, что это значило. Действительно, если покойник ожил, то отпадает всякая необходимость в реанимационных мероприятиях. Ага, то есть, если ожил, значит кончить тебе не дадут! Отличная игра! Только что ему-то делать, он же не проиграл, а ему-то кончить тоже… ой… надо. Он с сожалением вынул Бена из Ирки и сел на пятки. Он-то в чём виноват? — Ой, чёрт! — с досадой сказала Ирка, тоже садясь и зажимая ладони коленями. Ой, чёрт! — подумал Денис. Ах да, Лена, сообразил он наконец. Лена, видимо, тоже сообразила, потому что смотрела на него с испугом (да чего она боится-то?) и… как это назвать… Ой, зачем я это сказала!.. Что-то вроде этого. Денису, впрочем, было не до психологии. Он чуть ли не в броске завалил Ленку на песок, и с облегчением всадил по самые яйца. — Ой-ой-ой, осторожнее! — запищала она, но тут же покорно раздвинула бёдра и даже положила маленькие ладошки ему на плечи. Девчоночья попка по сравнению с женственной задницей сестры пробудили в Денисе воспоминания о маминых дочках, попадавшихся ему в транспорте, это раззадорило его, он бешено насаживал тоненькое гибкое тельце на горячего Бена, так что Ленкина голова и колени тряслись в такт его движениям. — Эй, прекрати, так нечестно! — услышал он Танькин крик за спиной. Денис повернул голову, и увидел, что Ирка держится рукой за пишку, пытаясь кончить от руки, а Таня тащит её за локоть. Ну да, ну да… Красивые они обе, чёрт возьми… Ирка, поняв, что кончить ей не удастся, с весёлой угрозой пообещала Тане: — Ну, ты у меня оживёшь… Я тебе припомню. От неудобного поворота Бен выскочил из Лены и ткнулся головой прямо в песок. Денис взвыл. Девчонки повернулись к нему. Он попытался счистить налипший песок пальцами, но отказался от этого занятия после первой же попытки. Ужасное ощущение! Он сбегал окунул Бен в речку, а когда вернулся, Лена уже лежала опять на животе, Ирка стояла рядом с ней и что-то объясняла. Денис остановился в растерянности. — Ничего, ничего, — сказала Ирка, — попробуй с этой стороны. Денис соображал плохо. — В зад, что ли? — Да нет, туда же, так тоже можно. Денис подумал, что она, верно, что-то путает, он знал как раком, а так… Он посмотрел на поникший Бен. От холодной воды и растерянности он совсем потерял тонус. О трахе в таком состоянии не могло быть и речи. Слава богу, Таня поняла его состояние. Она просто подошла и потёрлась своей замечательной грудью и пишкой о его бок. Н-да… С помощью направляющей Иркиной руки Денис вновь воссоединился с поохивающей Леной, и… Это было уже какое-то новое ощущение. Попка, упирающаяся в живот, необыкновенно возбуждала. Денис мог видеть Ленкин профиль со сладко прикрытыми глазами. Это тоже было необычно, и, признаться, красиво. Положив голову на бок, Денис обнаружил прямо перед собой сидящую на пятках Таню с раздвинутыми коленями, и, в довершение всего, когда он засунул руки под Лену, они упёрлись уже, разумеется, не в попу, а прямо в пишку! Денис засовывал свой Бен гораздо… в данном случае выше, так что то место, которое он любил лапать, оставалось в распоряжении его ладоней. А прижимать девочку к себе за пишку, имея в Бене такие удивительные ощущения, и чувствовать соответствие между движением пишки и ощущением Бена… Здорово. Он и лапал, и трахал, а когда догадывался открыть глаза, то и смотрел. Не надо уж говорить, как может быть приятна в объятиях влюблённая школьница, да ещё такая миленькая, как Лена. Денис знал, как. Да… Ну, что описывать трение слизистых оболочек (Ст. Лем), трахал Денис попискивающую Леночку с удовольствием, с наслаждением, с усердием, и кончил, прижавшись, и отвалился, и отдышался, и пошёл в воду, и остудился, и вылез обратно, и разлёгся, довольный…

masterok

Вечная тема. Как же интернет без этого.

Смотрим …

Фото 1.

Большинство людей, не задумываясь, ответят на вопрос: «Чего больше всего боятся кошки?». Конечно, воды! А смогут ли они ответить, почему кошки боятся воды? Генетика, эволюция, личная неприязнь, фобия? В чем причина на первый взгляд иррационального страха, присущего этим отважным существам?

Зоологи в свое время уделили этому вопросу самое пристальное внимание. Наверное, просто из любопытства, но оно того стоило: выяснилось, что усатые охотницы вообще не боятся воды, а мокнуть не желают по вполне рациональным причинам.
Фото 2.

Риск переохлаждения

Между верхним слоем шерсти и кожей кошки есть «прослойка» воздуха – так называемая воздушная подушка. Это защитный слой, который нагревается теплом кошачьего тела и не дает питомице замерзнуть. Намокая, шерсть теряет теплоизоляционные свойства. Но почему кошки боятся воды, а собаки – нет? Для понимания нужно вспомнить образ жизни этих двух животных.

Фото 3.

Собака – стайный зверь, если замерзнет – прижмется к соплеменнику и согреется. Собака охотится, преследуя добычу – побегала и высохла. Собака выслеживает дичь, преодолевая большие расстояния – походила и обсохла. Кроме того, они еще и отряхиваться умеют – капельки воды буквально соскальзывают с шерсти, покрытой кожным жиром. Теперь очевидно, почему кошки не любят купаться: прижаться не к кому, добычу поджидают почти без движения, территорию покидают редко (почти никогда, если быть точным), отряхиваться не умеют. Полежала и замерзла, пока собака порезвилась и высохла. Конечно, домашняя питомица вряд ли переохладится, если будет сохнуть в квартире, но на генном уровне она «помнит», что мокрая шерсть от холода не защитит.

Фото 4.

Риск перегрева

Та же воздушная подушка оберегает кошку и от перегрева, не давая солнечным лучам проникнуть вглубь шерсти. Собака купаться любит, ведь в жаркую погоду она может подышать, высунув язык. А вот кошки этого не умеют.

Фото 5.

Усиление запаха

Как написано выше, кошка подстерегает свою добычу, замерев в укрытии. Но все пойдет насмарку, если жертва учует запах охотника. Мокрая шерсть пахнет намного сильнее, так как при высыхании температура тела поднимается. Голод – реальная угроза жизни и вполне разумное объяснение тому, почему кошки не любят воду.

Фото 6.

Возможное нападение

Обратная сторона медали: «ароматная» мокрая шерсть не только отпугивает добычу, но и делает кошку заметной для более крупных охотников, которые могут напасть в любой момент. А тут еще и сконцентрироваться не получается, ведь нужно тщательно вылизать каждый сантиметр шубки! Собаку об опасности предупредит соплеменник, а кошке рассчитывать не на кого.

Фото 7.

Грязь, бактерии

Сырая шерстка собирает большое количество пыли и грязи, которая попадает в кошачий желудок во время умывания. Кроме того, влажная теплая среда – идеальные условия для развития всевозможных бактерий, микроорганизмов, грибов и прочих «нелегалов». Это кажется невероятным, что многие зоологи считают, что одна из причин, почему кошки не любят купаться – интуитивное «осознание» перечисленных последствий водных процедур.

Фото 8.

«Красиво плывут. Вон та группа в полосатых купальниках» (с)

Не делает ли кошек мнимая боязнь воды беззащитными перед этой стихией? Умеют ли кошки плавать? Конечно, да. Более того, кошачьи – прекрасные пловцы от природы, способные преодолевать значительные расстояния, брезгливо вытянув мордашку над водой и в ужасе распахнув блестящие глаза (видимо, перебирают в уме последствия намокания). Интересно, что кошки умеют плавать почти с рождения – даже месячные котята активно работают лапками, по-собачьи загребая воду.

Фото 9.

Но зачем кошкам, которые терпеть не могут воду, понадобился этот навык? Догадаться несложно: кошки умеют плавать, как и большинство теплокровных животных, в буквальном смысле на всякий случай. А вдруг наводнение? Или преследующий враг загонит прямо к реке?

Фото 10.

«Водоплавающие» кошачьи

Странно, но факт: многие дикие кошки не опасаются переохлаждения, перегрева или микробов. Их не пугает даже запах, делающий кошку более заметной для добычи и потенциального врага. Дикие кошки, которые любят плавать, с удовольствием резвятся в воде, ныряют и ловят брызги, абсолютно не думая о последствиях намокания шерсти: тигры, сервалы, ягуарунди, суматранские кошки.

Фото 11.

Примечателен образ жизни крапчатой кошки. Виверрина наверняка сильно удивилась бы, узнав, что некоторые люди сомневаются, умеют ли кошки плавать. Эта дикарка не упускает ни одного шанса поплескаться, глубоко ныряя и проплывая под водой несколько метров. Кроме того, она охотится на рыбу, предпочитая речных жителей сухопутной добыче.

Фото 12.

Домашние «пловцы»

Домашние кошки, которые не боятся воды, не такая уж и редкость. Многие питомцы увлеченно играют с бегущей из крана струйкой, ловят капельки дождя, баламутят лапками налитую в кастрюлю воду. Некоторые даже охлаждаются в жаркие дни, подсовывая голову под струю, льющуюся из крана. Особые уникумы запрыгивают в ванну, когда владелец принимает душ: то ли для компании, то ли из любопытства, но сами, добровольно!

Фото 13.

Весьма условно можно назвать породы умных кошек, любящих воду: бенгальская, турецкий ван, сфинксы, рексы, курильский бобтейл, саванна. Однако это только общие тенденции, так как все кошки обладают индивидуальным характером. И, что еще более важно, отношение к воде часто формируется во время первой «встречи» с загадочной стихией. И тут кроется еще одна причина того, почему кошки не любят воду.

Свободолюбивая, гордая, независимая и даже где-то высокомерная питомица не терпит насилия, грубого обращения и принуждения. А владельцы зачастую совершают трудно поправимую ошибку уже во время первого купания, силой удерживая кошку в ванне, ругая ее за плохое поведение и не давая возможности «познакомиться» с водой в спокойной обстановке. Испуг-стресс-страх на всю жизнь.

источник текста

Фото 14.

Фото 15.

Фото 16.

Фото 17.

Фото 18.

Фото 19.

Фото 20.

Фото 21.

Фото 22.

Фото 23.

Фото 24.

Фото 25.

Фото 26.

Фото 27.

Фото 28.

Фото 29.

Фото 30.

Фото 31.

Фото 32.

Фото 33.

Фото 34.

Фото 35.

Фото 36.

Фото 37.

Фото 38.

Фото 39.

Фото 40.

Фото 41.

Фото 42.

Фото 43.

Фото 44.

Фото 45.

Фото 46.

Фото 47.

Фото 48.

Фото 49.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх